Баку: красиво

суббота, 28 декабря 2019 г.

В детстве мне снилось много кошмаров. Я ездил на паровозах по лабиринтам, прятался от монстров, ходил голым по музыкальной школе. Сейчас сюжеты редких кошмаров стали страшно банальными: происходит что-то интересное, а я не могу во сне найти фотоаппарат. Подсознание любит подсовывать в кошмары мизансцены из путешествий — во снах, бывает, езжу в отпуск без камеры.


Такие сны мучают не только меня. Наверное, они снятся и Рыбоньке— блогерке, с которой мы подружились на почве «здесь красиво, можешь меня сфоткать?». Прозвище «Рыбонька» только звучит безобидно. На самом деле эта блогерка очень правдоподобно сердится, когда её фотографируют из рук вон и спустя рукава.

Возможно, мы ездим в путешествия просто за красивыми фото.

В Азербайджане мне и камере было тяжело, потому что Баку красивый. Нужно было много снимать. Своё предназначение мы нашли в трансляции бакинского великолепия в интернет. Так родился этот пост. Его посыл прост — летите в Баку фотографироваться. И.. это.. возьмите камеру.

Но не берите путеводители.

Помню, в самолёте страдал от информационного голода — открыл бортовой журнал. Там азербайджанский журналист скучно хвалил бакинские достопримечательности. Целую страницу он рассказывал о Девичьей башне. Для азербайджанцев Девичья башня вроде Эйфелевой для французов: она в сувенирах, на монетах и с очередью на входе. К сожалению, бакинская башня выглядит как непропорциональная кирпичная труба — некрасиво. Сей факт путеводители и тот журналист коварно маскируют за восторгом с историческими датами.

С Девичьей башни начинается старый город Ичери-шехер. В нём много каменных домов с кондиционерами на фасадах, есть узкая мостовая с надоедливым автомобильным трафиком. Красивых фотографий из Ичери-шехер получилось не много. Зато там можно поесть — это серьёзное преимущество района. Поесть ту самую жирно-сонливую азербайджанскую еду, от которой хорошо на душе, но тяжело чуть ниже. Если заедать Чобан-салатом (помидоры, огурцы и зелень, заправленные лимонным соком), немного легче. Если запить всё гранатовым вином, вообще хорошо.

В местные рестораны входят по приглашениям. По очень настойчивым приглашениям азербайджанских парней-хостес, вылавливающих туристов из уличного потока. Верьте им: все рестораны в Ичери-шехер очень живописные. И люди там добрые. И вовсе не из-за вина. Там нарядно, уютно и по-азербайджански. Если протянуть камеру, фотографируют охотно и на совесть.

За стенами Ичери-шехер заканчивается Средневековье и начинаются фотогеничные улицы. Барокко, неоренессанс, модерн выглядят совсем не по-азербайджански, и можно возомнить себя где-нибудь в Париже, поискать европейские бренды, съесть круассан в Paul. Каждая мелочь центральных кварталов Баку вылизана. Провода — под землёй, выпуклости на отреставрированных фасадах подсвечены, стволы деревьев никто не белит.

В Краснодаре, чтобы отрезветь от красоты центральных улиц, нужно резко свернуть в сторону. Когда такие трюки проворачиваешь в Баку, заканчивается место на фотоаппарате. Натыкаешься на а-ля грузинский дворик с простынями на многоэтажных бельевых верёвках или полтора часа теряешься в книжном магазине, куда заманивают падких на фото инстаграмщиков.

Рыбонька снова возмущена: я порчу ей портреты на кованной лестнице в книжном магазине. Не понимаю, как в этой красоте можно что-то испортить: стеклянный купол как из «Титаника», ретро-лампы с резными спиралями, я достаточно симпатичен. Шестаковушка на наши проблемы смотрит со снисхождением через видоискатель камеры. Мы не оставим её без кадров, ей будут завидовать коллеги. Обещаю.


Самая азербайджанская вещь в Баку — это странные новые здания вроде пьяных небоскрёбов, музея ковров с кривой крышей или полностью кривого Центра Гейдара Алиева. Строгость здесь наверняка считают признаком бедности: в обычном мире прямые линии появляются в смелых проектах архитекторов, когда инженер экономит. А в Баку не экономят. Не смейте думать, что в Азербайджане мало денег.

Таксист просит посмотреть направо — там торговый центр, похожий на здание Сиднейского оперного театра. Такой же с крышей-парусами, белый, в море. Со слов таксиста, форма торгового центра повторяет какое-то ювелирное украшение жены президента. Изгибы Центра Гейдара Алиева — это адаптация его подписи (хотя центр всё равно больше похож на сомбреро). Главные небоскрёбы страны — «Пламенные башни» — архитекторы срисовали с огненных языков.

Если нефть не кончится, Баку станет кривым весь, а Краснодар так и не избавится от маршруток. Но пока живём как каганы: сняли отель в конце пирса с яхтами, просыпаемся с видом на Каспий, засыпаем от гранатового вина с размытыми небоскребами на горизонте. Кошмары в Баку не снятся. ⬛


Стены Ичери-шехер

Девичья башня

Место съёмок «Бриллиантовой руки»


Вот такой Старый город









 Влюбился в здание Бакинской мэрии



Улица Низами — главная, пешеходная, красивая.


Национальные фасады музея литературы (Музей Низами Гянджави)



 Ночные улицы Ичери-шехер

Набережная с баобабами

Изгибы Центра Гейдара Алиева


Поднимаемся на фуникулёре к «Пламенным башням»


Baku Book Center, книжный магазин из списка Most instagrammable мест в Баку.



Вблизи «Пламенные башни» теряют магию...
... издалека — завораживают.

<< Пролог

Комментариев нет:

Отправить комментарий