16/12/2018

воскресенье, 16 декабря 2018 г.

Кажется, я создал ужасное — диссертацию. Родил её в муках, насилуя русский язык каждую ночь на протяжении недели. Когда мысль превращалась в простую и стройную фразу, чутьё подзуживало, мол она будет выглядеть неубедительно. Особенно на фоне всего того научного безобразия в списке источников, пугающего только своими названиями. “Проблемно-объектный комплекс регулирования новостной информации в блогосфере Рунета” — вы серьёзно?

Радует только то, что теперь я относительно свободен. Достаточно свободен для того, чтобы написать здесь, спустя месяц, пост.


Рассказать есть о чём. Я, к примеру, впервые за два года побывал за границей. Знали бы, сколько всего в этой фразе “побывал за границей”. В моей обычной жизни столько всего нет. На то она и обычная жизнь: со скукой, фоновыми сериалами и пропавшим в постели выходным, когда дедлайн не смог победить лень.

В эту же обычную жизнь — с яркими зимними рассветами перед будильником, с друзьями, чьи шутки самые смешные, с работой, которая не даёт соскучиться, — очень хотелось возвратиться. Было б хорошо, если бы всё это можно было скопировать-вставить где-нибудь во Франции. Ну а так как на состояние вечного путешествия моих сил и денег не хватит, придётся пока что жить жизнь в привычных южнороссийских декорациях.


По итогам месяца молчания диссертация не единственный завершённый гештальт. Из стратегического to-do листа вычеркнуты концерт Кайли Миноуг и третий уровень Эйфелевой башни. Из фан-зоны Кайли видно было плохо, Париж с самого верха 300-метровой махины был как на ладони. В обоих случаях я был несказанно счастлив.


Традиционный пост, о том, как хорошо за бугром и плохо в России, писать не стал. Кажется, такие тексты никому не помогают. Да может у нас и не так плохо, как в этом Париже. Мы вот чуть не пропустили рейс из-за “жёлтых жилетов”, перекрывших французские автострады. Попали аккурат на первые дни их национального протеста. Дикари какие-то: жгут покрышки на обочинах, пляшут с флагами, бастуют против повышения цен. У нас вот всё спокойно и… как там говорят… стабильно. Я ёрничаю, конечно.


Что ещё было? Я поработал бариста в кофейне и работником торгового зала в “Пятёрочке”. Ничего серьезного — всё в рамках эксперимента. Выводы неутешительные: похоже, что простых профессий на этой планете не существует. Зато стало наконец понятно, чем я иногда так раздражал перебирающих продукты работниц в супермаркетах и почему кофе, сделанный своими руками на офисной кофемашине, так отличается по вкусу от любимого напитка в ламповой кофейне. Везде свои тонкости, а мы такие толстые… ⬛



Комментариев нет:

Отправить комментарий